Разоблачая «новое» деление на светское и духовное

Джессика Шредер (Jessica Schroeder)

Оригинал статьи на английском языке

«Поднимите руку, если вы собираетесь на полное служение».

Этот призыв прозвучал из уст декана Школы Бизнеса на выпускном ужине в декабре, когда я заканчивала колледж.

Это был христианский университет, и я хорошо понимала контекст, стоящий за этим вопросом. Потому я улыбнулась и начала поднимать руку, оглядываясь вокруг, чтобы увидеть, кто еще почувствовал, о чем идет речь.

Профессор посмотрел на аудиторию и продолжил: «Вы все должны были поднять руки».

Преподаватель обращался и к тем, кто получил степени по бизнес-специальностям, биологии, в сфере коммуникаций и образования, рассматривая их будущую работу – какой бы она ни была – как служение, потому что так оно и было. Он не хотел, чтобы руки подняли лишь те, кто получил дипломы по теологии, молодежному служению или библейским исследованиям. Как последователи Христа, мы все шли на служение.

Сражение выиграно, но война продолжается

Этот профессор хотел, чтобы весь наш выпуск понимал: христианское служение – это не только то, что относится к «церковной работе» или к «прямой проповеди» Евангелия.

Ошибочное различие, которое противопоставляет «церковную работу» всему остальному, обычно называемое «разделением на светское и духовное», в течение долгого времени разрушало церковь. Несмотря на то, что многие из нас в последнее время понимают последствия подобного разделения, где-то глубоко в нашем подсознании это деление продолжает действовать в нас несколько иными способами.

Те из нас, кто трудится в сфере бизнеса, маркетинга и коммуникаций, занимается образованием, здравоохранением и т. д., осознают, что наша работа не менее ценна, чем работа пастора или миссионера, и что она действительно важна для Бога, но нам по-прежнему трудно понять, как наша светская работа может быть служением.

Определение Служения

Возможно, стоит начать с того, что такое служение.

Есть несколько определений для этого термина и, хотя некоторые из них используются для определения правительственных служащих, основные коннотации этого слова являются религиозными. Оксфордский словарь, в качестве первого варианта, определяет служение как «деятельность или призвание работника религиозной организации». Такое определение напрямую указывает на пастора, священника или миссионера, но давайте не будем делать поспешных выводов.

Второе описание служения дает более общее представление о том, что или кто является «служителем». Согласно этому определению «служение – это духовная работа или деятельность любого христианина или группы христиан, особенно благовестие».

Теперь, как бы ни было важно для нас благовестие, закройте ненадолго это слово и перечитайте определение.

Служение – это духовная работа или деятельность любого христианина или группы христиан.

Если мы вернемся к истинам, благодаря которым было преодолено разделение жизни на светскую и духовную, мы поймем, что все, что мы делаем, является духовным. Мы находимся в Царстве Духа не только по утрам в воскресенье, но целый день, каждый день.

Как целостные существа, мы неспособны поделить нашу жизнь на сегменты, обозначив только одну часть нашей жизни как «духовную».

«Духовное» не может быть помещено в отделенный сегмент, так как это то, что мы не можем отделить от остального в нашей жизни. Все грани нашей жизни духовны. Как утверждает Гарольд Бест в «Непрестанном поклонении», все люди – евреи, христиане, мусульмане и атеисты – поклоняются чему-либо или кому-либо. «Никто не может не поклоняется». Являясь дыханием Бога, (Быт. 2: 7), человечество по сути своей духовно.

Но что еще более важно для христиан, наша жизнь была объединена со Христом, и мы участвуем в Его работе «являя шалом», помогая восстановить то, что разрушено вокруг нас, давая другим представление о том, как все будет, когда Христос вернется. Поэтому, какую бы работу вы ни совершали своими руками, сердцем и умом каждый день, она является духовной. Ваша ежедневная работа имеет значение для Вечности.

Та же проблема, новый облик

Отходя от практики разделения на светское и духовное, мы должны позаботится о том, чтобы не создать «новую форму» такого разделения. Опасность его не столь очевидна, как опасность предыдущего, и это разделение гораздо труднее обнаружить.

Так называемое «новое» разделение на светское и духовное теперь разделяет, более значимые работы (например, работы, которые помогают «изменить мир») и «обычные» работы, которые не оказывают (или, кажется, не оказывают) подобного влияния.

Тем из нас, кто находится на «святой» стороне нового разделения, возможно, легче воспринимать нашу работу как служение, например, те, кто занимается городским планированием, консультированием по вопросам зависимости, насилия, руководителями НКО и др. И наоборот, те из нас, кто попадает на «светскую» сторону этого нового разделения – менеджеры, бухгалтеры и сантехники – вероятно, все еще изо всех сил пытаются найти смысл и значение в своей работе, не говоря уже о том, чтобы рассматривать ее как служение.

Кроме того, что подобное разделение продолжает подрывать важность работы как таковой, это «новое» разделение на светское и духовное формирует ложную картину мира. Согласно с таким делением работ и профессий, «обычные» рабочие места не являются формами служения, а те, кто трудятся на таких рабочих местах, не являются служителями примирения и евангельской истины. Такое представление не только неверно, оно – разрушительно для Церкви и миссии.

В заключение, еще раз хочу подчеркнуть: если вы являетесь христианином, ваша работа – это служение. Будучи последователями Христа и теми, кто получил Его прощение, любовь и благодать, мы призваны быть Его представителями. Мы стали новым творением и благодаря нашей работе мы присоединяемся к Божьему плану искупления и восстановления.

 

Назад